На главную
 Реклама на сайте

Великая Отечественная Война

Война... Этому периоду нашей истории посвящено огромное количество книг. Большое внимание уделено и битве под Москвой. Во множестве источников упоминаются места, которые находятся в непосредственной близости с бывшей деревней, а ныне молодым и красивым районом Москвы - Строгино. Что же происходило непосредственно здесь, на этой нашей земле?

Битва под Москвой - главное событие первого периода Великой Отечественной войны, одно из крупнейших сражений второй мировой войны, в которой участвовало свыше 3 миллионов человек, 2 тысячи самолетов, около 27 тысяч танков, до 22 тысяч орудий и минометов. На подступах к нашей столице произошло первое серьезное военное поражение фашистских войск, которые победным маршем прошли почти через всю Европу.

Гитлеровский план «молниеносной» войны и быстрой победы был сорван, война приобрела затяжной характер. Битва под Москвой, продолжавшаяся около семи месяцев (с 30 сентября 1941 г. по 20 апреля 1942 г.), действительно впервые переломила ход войны. Военные действия под Москвой охватывали огромную территорию восьми областей РСФСР и велись в полосе шириной около 1 тысячи километров и глубиной более 350 километров. Наиболее сложной задачей, которую пришлось решать в битве под Москвой, являлась как раз задача организации стабильной, глубокоэшелонированной стратегической обороны, способной выдержать удар врага.

После Смоленского сражения (10 июля - 10 сентября 1941 г.) немецкое командование начало подготовку наступления на советскую столицу. План этот являлся составной частью большого осеннего наступления гитлеровцев на Восточном фронте. Группа армий «Центр» должна была тремя мощными ударами танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостни в восточном и северо-восточном направлении расчленить оборону советских войск, окружить и уничтожить войска Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы, а Брянского фронта - в районе Брянска, а затем, сильными подвижными группами охватив Москву с севера и юга, одновременно фронтальным наступлением пехотных соединений овладеть советской столицей.

Во второй половине сентября немецкое командование провело крупную перегруппировку войск на западном направлении. Фашистской группе армий «Центр» на 30 сентября противостояло 95 советских соединений (в том числе 3 мотострелковые и 9 кавалерийских дивизий, 13 танковых бригад), или около 30% состава действующей армии. Причем немало соединений было укомплектовано не полностью, дивизии Народного ополчения не имели боевого опыта, были слабо вооружены и обучены. Всего в составе трех фронтов (Западного, Резервного и Брянского) насчитывалось около 1250 тысяч человек, 7600 орудий и минометов, 990 танков, 677 самолетов.

Немецко-фашистские войска превосходили их в живой силе в 1,4 раза, в артиллерии - в 1,8 раза, танках - 1,7 раза, а в самолетах - в 2 раза. На направлениях, где сосредотачивались основные ударные группировки врага, его численное превосходство оказалось еще более значительным. Конкретная цель ГКО в Московской стратегической операции вытекала из сложившейся военно-политической обстановки и заключалась в том, чтобы не допустить захвата столицы и Московского промышленного района, сорвать гитлеровский план «молниеносной» войны, измотать и обескровить ударные группировки врага и тем самым создать условия для перехода в наступление.

В этих условиях важнейшее значение приобретало создание глубо-коэшелонированных оборонительных полос с системой инженерных сооружений и опорных пунктов. На важнейших направлениях были созданы Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж, Можайская линия обороны, Московская линия обороны. На непосредственных подступах к Москве подготовлены противотанковые рвы, линии заграждений, лесные завалы, металлические ежи. На танкоопасных участках сосредотачивались основные силы противотанковой артиллерии.

К началу октября 1941 г. на подступах к Москве создалась крайне тяжелая обстановка, нависла реальная угроза выхода фашистских войск непосредственно к столице. 5 октября Государственный комитет обороны принял решение о защите столицы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, проходившая от Волоколамска до Калуги. Сюда выдвигался резерв Ставки, ряд соединений и частей Северо-Западного и Юго-Восточного фронтов, почти все силы и средства Московского военного округа. Государственный Комитет Обороны 19 октября ввел в Москве и районах Подмосковья на расстоянии до 200 км от столицы осадное положение. Осознание масштаба нависшей угрозы в корне изменило отношение войск и москвичей к обороне столицы. Чтобы объединить войска, прикрывавшие столицу с запада и северо-запада, Ставка ГКО образовала Западный фронт под командованием Г. К. Жукова и Калининский фронт, командовать которым назначили И. С. Конева. Этим фронтам было выделено из резерва Ставки три укомплектованных армии , отдельные части и подразделения, а также подчинены части ПВО Москвы. Не смогли выделить только танки.

В результате предпринятых советским командованием мер, а также беспримерного мужества защитников столицы стратегическая наступательная операция фашистских войск под условным названием «Тайфун» потерпела полный провал. В ходе Вяземской, Орловско-Брянской, Можайско-Малоярославской, Калужской и Тульской оборонительных операций были созданы условия для перехода в контрнаступление. Только в период с 16 ноября по 5 декабря противник в боях потерял свыше 155 тысяч человек, около 600 танков, 300 орудий и до 1500 самолетов. Так 4-5 декабря 1941 г. закончился оборонительный период битвы под Москвой.

Значительный вклад в победу советских войск под Москвой внесли войска ПВО (противовоздушной обороны), защищавшие столицу от нападения с воздуха. Немецкое командование выделило для ударов по Москве лучшие силы авиации дальнего действия. В группировку, предназначенную для ударов по Москве, вошли 3-я, 28-я, 53-я, 54-я и 55-я бомбардировочные эскадры. Свыше 300 самолетов ХЕ-111, Ю-88 и ДО-215 были укомплектованы летным составом, прошедшим специальную подготовку для ночных полетов. Экипажи возглавляли летчики, ранее бомбардировавшие города Польши, Франции, Англии, Югославии и Греции. В ночь на 22 июля (ровно через месяц после начала войны) после длительной подготовки 220 фашистских бомбардировщиков взяли курс на Москву.

При отражении воздушного нападения врага мужественно и умело действовали зенитчики. Десятков бомбардировщиков не досчитался противник. В обломках сбитых самолетов были найдены подробные планы Москвы с выделенными объектами, подлежащими уничтожению в первую очередь: вокзалы, мосты, заводы, аэродромы, правительственные учреждения и, конечно же, Кремль. За успешное отражение первого массированного налета немецкой авиации на Москву Народный комиссариат обороны объявил благодарность летчикам-истребителям, артиллеристам-зенитчикам и другим подразделениям. Значительные потери в авиации заставили гитлеровское командование сократить число самолетов, участвовавших в налетах на Москву. Во второй половине августа и в сентябре немецкая авиация производила в основном лишь «беспокоящие» налеты.

В течение первого полугодия войны советское командование приняло дополнительные меры по усилению и улучшению организации войск ПВО. Во исполнение специального постановления ГКО СССР от 9 июля 1941г. «О противовоздушной обороне Москвы» более чем втрое было увеличено количество истребительных авиаполков; дополнительно сформировано несколько зенитных артиллерийских полков; почти втрое расширена сеть постов аэростатов заграждения. Части истребительной авиации и зенитной артиллерии перевооружались более совершенными самолетами и пушками.

Противовоздушная оборона Москвы и Московского промышленного района осуществлялась войсками Московской зоны ПВО под командованием генерал-майора М. С. Громадина. Ответственность за оборону была возложена на 1-й корпус ПВО, которым командовал Д. А. Журавлев, и 6-й истребительный авиационный корпус под командованием полковника И. Д. Климова. Главная задача войск ПВО на протяжении всей битвы под Москвой заключалась в том, чтобы сорвать массированные воздушные налеты противника и обеспечить нормальную жизнедеятельность столицы. Кроме того, войска ПВО обеспечивали прикрытие с воздуха группировок войск фронтов и коммуникаций, вели разведку наземного противника и непосредственную борьбу с его сухопутными войсками, принимали участие в борьбе за господство в воздухе и в авиационном обеспечении контрнаступления советских войск под Москвой зимой 1941-1942 гг. Все эти задачи решались в тесном взаимодействии с ВВС и ПВО фронта.

Проведение мероприятий по усилению ПВО Москвы позволило к началу массированных налетов авиации противника (к 22 июля 1941г.) иметь на прикрытии столицы 602 самолета-истребителя (29 полков), 1044 зенитных орудия среднего и малого калибров (10 полков), 336 зенитных пулеметов (3 полка). В основу ПВО Москвы был положен принцип создания круговой, глубокоэшелонированной обороны с усилением ее на западном и юго-западном направлении. Общая глубина зоны ПВО Москвы достигала 200-500 километров, что позволяло обнаруживать и встречать воздушного противника силами истребительной авиации на дальних подступах к столице и наращивать в последующем усилия для его разгрома.

Истребительные авиационные полки дислоцировались вокруг Москвы в радиусе 120 км. После первых крупных налетов вражеской авиации для расширения зоны действия истребительной авиации часть полков была перебазирована на запад до 150-200 км от Москвы. Это обеспечило перехват бомбардировщиков противника на удаленных рубежах и атаку их на всем маршруте полета. Непосредственные подступы к Москве на глубину до 32 км от ее центра прикрывались зенитной артиллерией среднего калибра. Для усиления обороны центра города была создана зона аэростатного заграждения радиусом 5-6 км от Кремля, а вдоль западной и южной окраины города - полоса аэростатного заграждения глубиной 2-4 км.

Для обнаружения воздушного противника и оповещения о нем вокруг Москвы были созданы две кольцевые полосы предупреждения и сплошное поле наблюдения. Первая полоса предупреждения проходила в 100-125 км от центра города. Хотя (после первого поражения в конце июля - начале августа) вплоть до начала сентября воздушные налеты гитлеровцев носили в основном беспокоящий характер, с началом битвы под Москвой возобновились массированные налеты авиации противника. Особенно активизировались ее действия во второй половине октября - по мере приближения линии фронта к Москве. За июль-декабрь 1941 г. фашистская авиация предприняла на столицу 122 налета. В них участвовало 7146 самолетов, из которых к столице прорвались немногим больше 3%. За это время части ПВО Москвы уничтожили 952 вражеских самолета и свыше 130 подбили.

Главный удар на Москву немецкой авиацией проходил по южному и северо-западному сектору: Рублево - Нахабино - Павшино - Строгино - Щукино - Хорошево - Центральный аэродром - Белорусский вокзал - Кремль. И естественно, что одним из форпостов отражения воздушных атак фашистов оказалось наше Строгино.

Здесь на помощь защитникам Родины поднялась сама земля, рельеф которой оказался очень удобен для расположения частей ПВО. Каждая батарея с естественной «высотки» видела соседей так отчетливо, что можно было использовать не только телефонную связь, но и сигнальщиков (ведь тех зеленых насаждений, которыми сейчас славно Строгино, в те времена не было, вся территория, кроме самой деревни, была колхозным полем). И вот прямо посреди капустных грядок и знаменитых яблоневых садов расположились зенитные батареи северо-западного сектора ПВО: Сокол - Рублево - Строгино - Красногорск - Куркино.

Деревня Строгино расположена на полуострове, окаймленном с одной стороны водами Москвы-реки, отделявшей Тушинский берег, а с другой - водами спрямления канала Москва-Волга, на противоположном берегу которого оказалась деревня Щукино. С военной точки зрения эта территория была самой уязвимой, так как она находилась на пути пролетов немецкой авиации и была хорошо видна с воздуха.

14 июля 1941 г. командующий зоной генерал-майор М. С. Громадин приказал: «Замаскировать тщательно все батареи, расположенные в районе Рублева, Глухова, Павшина, так как до войны по этой трассе летали немецкие самолеты. На выполнение работ даю три дня».

В первые же дни войны на колхозных огромных полях расположился 251-й зенитный артиллерийский полк, входивший в 1-ю бригаду ПВО Москвы, который позднее был переформирован в 53-ю зенитную артиллерийскую дивизию. Командиром полка был назначен майор Е. А. Райнин, а командиром дивизии подполковник Петр Андреевич Валуев. Полк дислоцировался в 25 км от Москвы по Волоколамскому, Ильинскому и Пятницкому шоссе, а расквартировывался в 5 военных городках:

А штаб полка, полковая школа и тыловые подразделения разместились в деревне Митино. В дни празднования 50-летия Победы в Великой Отечественной войне на домике КПП до сего дня существующего военного городка в Митине ветеранами-зенитчиками была установлена мемориальная доска, рассказывающая о тех знаменательных событиях. В Митине располагалась и полковая школа - одно из лучших подразделений, которым командовал старший лейтенант Васильев М. И.

К 22 июля 1941 г. полк был полностью сформирован и укомплектован вооружением, транспортом, боеприпасами, продовольствием, вспомогательным имуществом и личным составом. К этому времени в полку насчитывалось около 1800 красноармейцев, сержантов и командиров. Полк получил боевую задачу прикрыть Москву в северо-западном секторе: слева -железнодорожная станция Красная Пресня, Крылатское, Рублево, Ильинское; справа - Сокол, Ленинградское шоссе, Куркино.

В этом секторе расположились на огневых позициях 25 зенитных батарей среднего калибра, каждая из которых была укомплектована четырьмя 88-миллиметровыми зенитными пушками с осколочными и бронебойными снарядами. Кроме того, в районе рублевской водокачки были оборудованы огневые позиции батарей 37-миллиметровых зенитных пушек и 12.7-миллиметровых зенитных пулеметов, а на территории завода в Красногорске - позиции 37-миллиметровых пушек.

Первая линия досягаемости зенитной артиллерии в северо-западном секторе проходила по рубежу Рублево - Ильинское - Нахабино -Чернево - Юрлово - Куркино. При этом 1-5-я батареи прикрывали район Рублево, 6-10-я батареи - район Ильинское, Архангельское, Чернево, 11-15-я батареи - район Сабурово, Юрлово, Куркино.

На территории Строгина и в его ближайших окрестностях разместили следующие зенитные батареи:

А на противоположном берегу Москвы-реки между деревнями Спас и Щукино находился взвод аэростатного заграждения. Его КПП (контрольно-пропускной пункт) располагался там, где теперь платформа «Трикотажная» Рижского направления железной дороги.

В первые месяцы войны при фашистских налетах на Москву воинами ПВО и истребительной авиацией использовалась следующая тактика: при открытии огня зенитными батареями авиация давала «отбой», и наоборот, когда в бой вступала авиация, то замолкали батареи ПВО. Прошли месяцы, и тактика изменилась. Истребительная авиация наносила удары противнику на западном воздушном рубеже обороны, а по прорвавшимся вражеским самолетам открывали огонь зенитные батареи.

Здесь же отрабатывалась и использовалась новая система «заградительного огня». Каждая батарея вела огонь по определенному участку неба в виде куба, который передвигался вместе с движением самолетов противника. Максимальная высота, на которую вели огонь батареи ПВО, - 6-7 км, а выше использовалась истребительная авиация. Если высота полета вражеских самолетов была не более 3 км, в бой вступали зенитные пулеметы.

Прикрытие Москвы было эшелонированным. Основными силами в обороне были истребительный авиационный полк и войска ПВО. Им помогали прожекторный полк и части аэростатного заграждения.

В ночное время действия истребителей против самолетов врага были затруднены. Зенитная артиллерия по невидимым самолетам могла вести лишь заградительный огонь, ставя на пути самолетов как бы забор из разрывов снарядов. В этих случаях самолет мог быть сбит только случайно, а расход боеприпасов был невероятно велик - 20 и более тысяч снарядов на один сбитый самолет. Если же цель была видимой, расход снарядов на ее уничтожение составлял уже порядка 350 штук.

Чтобы обнаруживать самолеты в ночное время, опознавать их и освещать, для обеспечения успешной борьбы с ними истребителей и зенитчиков, в составе ПВО Москвы были развернуты 318 прожекторных станций. К 17 июля они образовали шесть световых прожекторных полей в северо-западном, западном и юго-западном направлениях. К 19 августа, после получения еще 300 прожекторов, было создано сплошное кольцо световых полей вокруг Москвы. Внешний его край располагался в 60-70 километрах от центра города, а легкие прожекторы размещались и в самом городе, часто на крышах зданий. Таким образом, прожекторы обеспечивали освещение целей как для истребителей, так и для зенитчиков.

Прожекторы - это тоже оружие мощностью в 800 миллионов свечей. Фашистские летчики называли его «ужасным» и боялись как огня. И недаром: самолет, «взятый в клещи» двух или трех прожекторных лучей, почти никогда не мог вырваться из них. Судьба его зависела при этом лишь от того, когда откроют по нему огонь зенитчики или истребители.

Вокруг Москвы были созданы две кольцевые полосы предупреждения и сплошное поле наблюдения. Первая и вторая полосы предупреждения проходили соответственно в 200 - 500 и в 50-60 км от Москвы, а внешний рубеж сплошного поля наблюдения развертывался в 100-125 км от центра столицы.

Хотя система Московской противовоздушной обороны (МПВО) столицы спешно организовывалась с первых дней войны, главные испытания начались 21 июля 1941 года. С запада, через Рублево, Ильинское, Нахабино, Архангельское, Павшино, Митино, Трикотажную (2) прямо к Строгину подходила большая группа фашистских бомбардировщиков, и в 22 часа 7 минут москвичи впервые услышали щемящие душу слова: «Граждане! Воздушная тревога!»

Начиная с 22 часов посты воздушного наблюдения (ВНОС) из района Сычовки, Ржева, Можайска и Волоколамска одновременно сообщили о появлении фашистских самолетов. Их было около 300 (2). Сначала на высоте 4-5 км появились вражеские самолеты, сбросившие на парашютах осветительные бомбы (эти бомбы тут же были расстреляны артиллеристами). Затем вниз полетели зажигательные авиабомбы, а в завершение налета были сброшены 500-килограммовые фугасы.

«Все вокруг полыхало, ухало, рвалось. Было светло, как днем, -вспоминает Тарасенко Андрей Лазаревич, участник этого светопреставления. - После сброса на парашютах осветительных бомб с вражеских самолетов полетели «зажигалки», фугасы и пустые дырявые бочки, которые издавали ужасный, пугающий звук. На батарее все пылало и рвалось. Стволы орудий накалились докрасна, горела краска, языки пламени лизали дульные тормоза. Огневики и прибористы отстреливали одну за другой цели, не давая самолетам прорваться через огневую зону. В деревне люди метались от дома к дому, ржали кони, ревел скот...».

Пять с половиной часов продолжалось отражение этого налета на Москву. Горела Хорошевка. За ночь зенитчики израсходовали 16 тысяч снарядов среднего калибра и 13 тысяч малого, уничтожив при этом лишь 10 самолетов. В этом бою отличились 1, 2, 3, 6, 7, 8, 9,18 и 20-я батареи. Фашистский самолет «Юнкерс-88» был сбит над Тушинским аэродромом 24-й батареей, располагавшейся в Щукине.

Короткий отдых, и снова, как по расписанию, летели немцы на Москву. Снова бои, раненые, подвоз боеприпасов... Рядом со Строгиным, в деревне Митино была организована медсанчасть, а для тяжело раненных - госпиталь, который расположился в Архангельском. Погибших товарищей хоронили на кладбищах в Пенягине, Павшине, Красногорске и Троицком-Лыкове. Там сейчас установлены памятники.

Разведсводка к 5 часам утра 22 июля из штаба 251-го зенитно-ар-тиллерийского полка (ЗАЛ) в Митино сообщала:

«С 22.30. 21.7.41 г. авиация противника производила налет на город и объекты города. Налет длился до 3.50. 22.7.41г. Авиация противника шла поэшелонно на разных высотах от 3000 до 6000 метров. Установлены типы самолетов НЕ-111 и Ю-88. Во время боя наблюдалось резкое снижение, переходящее в падение, трех самолетов и замечено два самолета, горящих при падении, тип не установлен. Авиация противника сбрасывала зажигательные и фугасные бомбы замедленного действия и листовки. В результате бомбардировки горели бараки по Хорошевскому шоссе, отдельные здания на Красной Пресне и около станций Белорусская пассажирская и товарная.

Вывод: Действия авиации противника производились поэшелонно до 15 - 20 эшелонов на разных высотах, причем впереди шел один самолет на более низкой высоте, который освещался прожекторами. Последний бросал осветительные ракеты; за ним шла группа, которая, подходя к зоне, рассредотачивалась на одиночки и производила бомбежку по следу первого самолета».

В последующие дни налеты фашистов происходили ежедневно, вернее, еженощно - с 22 часов и до рассвета. Так, например, уже на следующий день, 22 июля 1941 г., около 11 часов вечера самолеты противника прорвались через оборону в зоне Строгино - Серебряный бор и начали бомбардировку деревни Хорошевской, Белорусского вокзала, завода имени Горбунова. 22-я батарея во главе с капитаном Клецом И. В., открыв огонь по врагу, сбила два самолета. Остальные, изменив курс, улетели назад, сбросив на защитников фугасные бомбы. Несмотря на усталость, отправив раненых в госпиталь, расчет батареи продолжал отбивать идущие на Москву самолеты. За этот бой командир батареи капитан Клец И. В. был награжден орденом Ленина, а его товарищи-зенитчики -орденами и медалями.

Так же отчаянно и отважно сражалась батарея N21, которой помогала 25-я батарея, расположившаяся в деревне Терехово против Филей. Не отставала и 24-я батарея под командованием капитана Зайцева, разместившаяся в Щукине. И еще многие зенитчики, летчики, рядовые и командиры получили правительственные награды за отражение первых налетов на Москву.

Когда гитлеровские танки начали угрожать Москве и подмосковным городам, часть зенитчиков и прожектористов получила приказ - выкатить пушки и прожектора из окопов и действовать против танков и наземных войск. На противотанковые позиции перешли 6-я батарея в районе Глухова - Ильинского - Новоникольского, 9-я батарея - в районе Архангельского, 11-я батарея - в районе Чернева, поближе к Нахабину. 1 декабря 1941 г. 10 фашистских танков с пехотой повели наступление на деревню Киево, всего в 26 км от Москвы. Их встретила 13-я батарея 864-го зенитно-артиллерийского полка и отбросила с потерями для врага. 3 декабря враг двинул уже 25 танков против оставшихся двух орудий. В ходе боя уцелело лишь одно орудие старшего сержанта Шадунца Г. А. Был разбит прицел пушки, но Шадунц стал наводить орудие через ствол и метким выстрелом остановил один из танков. Оставив на поле боя шесть машин, враги отошли. Об этом подвиге снят художественный фильм «У твоего порога».

Битва под Москвой - крупное поражение фашистской Германии. Она развеяла миф о непобедимости гитлеровской армии. Опыт обороны под Москвой был использован и творчески развит в последующих операциях войны, прежде всего под Сталинградом и Курском. Победа под Москвой способствовала укреплению антигитлеровской коалиции и ослаблению блока фашистских государств, вынудила Японию и Турцию воздержаться от вступления в войну на стороне Германии и открыла новый этап в развитии освободительного движения народов Европы против гитлеровской тирании.

И немалую лепту в эту победу внесли советские воины, отражавшие атаки врага на той самой земле, по которой мы ходим сегодня.




© Портал района Строгино
Обратная связь    Реклама    Дизайн