На главную
 Реклама на сайте

Разумовские

Очень многое в жизни каждого человека зависит от господина Случая. Случайно царь-вдовец Алексей Михайлович увидел молодую красавицу Наталью Кирилловну Нарышкину в доме всесильного царского любимца Артамона Матвеева. И женившись на ней, поднял весь захудалый род служилых дворян Нарышкиных до высот самых знатных и богатых людей России. Не менее значимый случай произошел в жизни сына реестрового казака, пастуха общественных стад, родившегося в селе Лемешах, что в Малороссии, Алексея Разумовского. Самой древней и более-менее известной нам фигурой рода Разумовских был Яков Романович Розум, родившийся примерно во второй половине XVII века. Есть две версии происхождения этой фамилии: первая говорит о том, что «... название Розума дано было Григорию Яковлевичу, как гласит предание, соседними казаками за поговорку, которую он любил употреблять под пьяную руку: «Гей! Що то за голова, що то за розум!».

В более серьезном источнике говорится о другом появлении фамилии этого семейства: «Диплом на Графское достоинство... И тако рассуждая, что любезно нам верноподданный Hani Малороссийского войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетман Нашего Императорского величества, действительный камергер, Академии наук президент, лейб-гвардии Измайловского полка подполковник и орденов святого Александра Невского, также Польского Белого Орла и Голостин-ского Святой Анны кавалер, Кирилл Григорьевич Разумовский, по объявленной от брата его егермейстера, первого Нашего действительного камергера, лейб-гвардии конного полка подполковника и Российских орденов: Святого Апостола Андрея и Святого Александра Невского, также Польского Белого Орла и Голстинского Святой Анны кавалера, Российской империи, графа Алексея Григорьевича Разумовского, данной ему за подписанием его Римского Императорского Величества Карла VII на графское достоинство Римской Империей жалованной Грамоте - происходит от знатной и благородной фамилии Польского королевства Рожинских, из которой Роман Рожинский, по прибытии в Россию, поселился в Малороссийских Наших городах, где его потомки от своих полезных заслуг и многих благоразумных советов употребляемое ныне звание Разумовских получили...».

Итак, точное происхождение фамилии рода Разумовских не определено, но, исходя из известных исторических фактов, первая версия ближе к истине, а вторая - предложена много лет спустя при составлении биографий уже много потрудившихся и заслуживших почет людей.

«В начале января 1731 года полковник Федор Степанович Вишневский, возвращавшийся из Венгрии через Чемер, пленился голосом и наружностью Алексея Розума и уговорил дьячка чемерской церкви отпустить с ним его воспитанника в Петербург». Ф. С. Вишневский представил Алексея Розума обергофмаршалу графу Рейнгольду Левенвольду, который поместил Алексея Григорьевича в придворный хор.

В день рождения императрицы Анны Иоанновны 28 января 1737 г. цесаревна Елизавета Петровна присутствовала при торжественном богослужении в церкви Зимнего дворца. Когда запели Херувимскую, цесаревна была поражена необыкновенно чистым и приятным голосом певчего, исполнявшего теноровую партию. Но когда после окончания литургии ей представили А. Розума, его наружность поразила ее еще больше, чем голос. Высокий, стройный, немного смуглый, с правильными чертами лица и чудными черными глазами, Розум был настоящим красавцем. Цесаревна упросила обер-гофмаршала графа Левенвольда уступить ей молодого певчего и перевела его в свой штат.

Скоро перед певцом широко раскинулась пышная дорога. Переименованный из Розума в Разумовского, он сделался любимцем и камер-юнкером Елизаветы Петровны, а 25 ноября 1741 г., в день восшествия ее на престол, был пожалован в действительные камергеры, поручики лейб-кампании с чином генерал-аншефа и вслед за тем получил звание оберегермейстера ордена Святой Анны и Святого Андрея Первозванного и несколько тысяч душ крестьян.

Достигнув столь быстро и неожиданно высших государственных чинов и важного значения при особе государыни, Алексей Григорьевич Разумовский прежде всего вспомнил о своих родных. В это время еще была жива его старуха мать Наталья Демьяновна, три сестры - Агафья, Анна и Вера, да младший брат Кирилл, родившийся 18 марта 1728 г. Все они жили в Черниговской губернии, в Козелецком уезде, в небольшом хуторе Лемеши, где Наталья Демьяновна содержала шинок, а Кирилл пас скотину. Алексей Григорьевич поспешил вызвать их к себе.

С этой целью в Лемеши было отправлено посольство в блестящих экипажах, с богатыми подарками, в числе которых находилась богатая соболья шуба. Приехав на хутор, посланные спросили: «Где живет здесь госпожа Разумовская?" Удивленные лемешовцы ответили: «В нас зроду не було такой пани, а есть, коли бажаете, Розумиха удо-ва». Посланные низко поклонились Наталье Демьяновне, поднесли ей подарки и в почтительнейших выражениях просили ехать в присланной карете в Петербург к сыну. Захваченная врасплох старуха долго не могла прийти в себя от изумления, не хотела верить словам посланных и твердила им: «Люди добри, не глузуйте з мене, що я вам подняла?» («Люди добрые, не насмехайтесь надо мной, что я вам сделала? ») Наконец, убедившись в истинности намерений посланцев, Наталья Демьяновна раскинула на земле у порога своей хаты соболью шубу, села на нее с кумами и свахами, выпила с ними по малороссийскому обычаю горилки - «погладить дорожку, щоб ровна була», а затем, забрав детей, отправилась в Петербург.

Наталья Демьяновна была назначена статс-дамой и в этом звании сопровождала государыню в Москву, где присутствовала при торжественной коронации и, вероятно, при бракосочетании, которое, как гласит предание, совершилось тайно в 1742 г. в подмосковном селе Перово.

Несмотря на то, что сын и государыня окружали ее, Разумовскую, нежными заботами и предупредительным вниманием, она не захотела оставаться при дворе и вскоре уехала с дочерьми на родину. Умная женщина поняла, какую смешную роль ей приходилось играть среди придворной толпы: маскарадная жизнь и этикет тяготили ее. Сердце просилось «до дому».

Отпустив мать и сестер на родину, Алексей Разумовский оставил при себе брата и занялся его воспитанием. Когда тот был достаточно подготовлен, Алексей Григорьевич отправил его в 1743 г. под надзором ученого адъюнкта Академии наук Теплова Григория Николаевича за границу, «дабы учением наградить пренебреженное поныне время, сделать себя способнее к службе ее императорского величества, фамилии своей впредь собою и поступками своими проложить честь и порадова-ние». (Теплов Григорий Николаевич (1720-1780 гг.) - сын истопника, воспитанник архиепископа Феофана Прокоповича, адъюнкт Академии наук (1741 г.), статс-секретарь у приятия прошений на Высочайшее имя (1763 г.), тайный советник (1767 г.))

Кирилл Григорьевич пробыл за границей 2 года. Сперва он учился в Кенигсберге, где приобрел довольно основательные познания в истории, географии, немецком и латинском языках; потом в Берлине у знаменитого профессора математики Леонарда Эйлера и, наконец, во Франции, в Страсбургском университете. 25 апреля 1743 г. он получил звание камер-юнкера, а 15 июня следующего года вместе с братом возведен в Графское Российской империи достоинство. В мае 1745 г. К. Г. Разумовский возвратился в Петербург и тотчас был пожалован в действительные камергеры и кавалеры ордена св. Анны I степени, а вскоре после этого, 21 мая 1746 г., «в рассуждении усмотренной в нем особливой способности и приобретенного в науках искусства» назначен президентом Академии наук.

Вначале он горячо принимается за улучшение Академии, которую нашел в самом плачевном положении (в ней не было ни денег, ни профессоров, ни учеников, да и дела находились в страшном беспорядке), но скоро, опутанный интригами и встречая в подчиненных постоянное противодействие своим распоряжениям, охладел к делу. Но все же успел сделать немало: добился увеличения академической суммы жалования профессуре, вытребовал в университет и гимназию лучших воспитанников из Александровской, Московской и Новгородской семинарий, предписал издавать при Академии под своим личным наблюдением и покровительством первый в России журнал, называвшийся «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие». Через месяц после назначения своего в президенты, 29 июня 1746 года, Разумовский был пожалован кавалером ордена св. Александра Невского.

Кроме разносторонних знаний во множествах наук, Разумовский-младший вывез из чужих стран умение бегло говорить по-французски и по-немецки, по моде одеваться и хорошо танцевать. Успех среди придворных красавиц был ему обеспечен, а об остальном предстояло позаботиться императрице и старшему брату.

Примерно в это же время императрица сосватала за него свою внучатую сестру, фрейлину Екатерину Ивановну Нарышкину. Е. И. Нарышкина - дочь Ивана Львовича Нарышкина, который рано овдовел и умер 34-х лет, оставив ее на попечение старшего брата Александра Львовича, известного своей надменностью и женатого на графине Е. А. Апраксиной. По матери своей она происходила от Фомы Ивановича Нарышкина - дяди Кирилла Полуэктовича. Семейство Нарышкиных разделилось уже в XVI веке, и при Петре Великом родство между отдельными ветвями было так отдаленно, что, несмотря на строгость в то время церковных правил, потомки разных поколений свободно могли вступать между собою в брак. Брак царя Алексея Михайловича так возвысил весь захудалый род Нарышкиных, что самые отдаленные его отпрыски попали ко двору, как родственники царицы.

Брак с Е. И. Нарышкиной во всех отношениях обеспечивал будущность и положение в свете президента Академии. Сказались не родственные чувства царицы, но простой расчет - Е. И. Нарышкина была одной из богатейших невест России, и ее приданое вполне могло стать формой царской милости для каждого из тех, кого Елизавета хотела отметить при дворе. В конце концов выбор пал на младшего Разумовского.

27 октября 1746 г. во дворце с пышностью и церемониями, присущими только особам царского дома, была сыграна свадьба, на которой, помимо самой императрицы и всего двора, присутствовали и иностранные посланники. Молодые толком не знали друг друга, никаких взаимных чувств не испытывали, но тем не менее ревниво наблюдавшая за решением их судьбы будущая Екатерина II в своих «Записках» принуждена написать, что «они, казалось, жили хорошо».

Свадьба происходила в великолепном доме Е. И. Нарышкиной (где впоследствии жил овдовевший К. Г. Разумовский). Построен он был на старинном Романовском дворе - все пространство по обеим сторонам Воздвиженки принадлежало с XVII и начала XVIII века Нарышкиным, а Воздвиженка называлась в то время Арбатскою улицей (этот великолепный дворец в основном сохранился до настоящего времени во дворе дома 6 по Воздвиженке).

В качестве свадебного подарка Е. И. Нарышкина получила звание статс-дамы, 44 000 душ крестьян, огромные пензенские поместья, подмосковные Петровское-Семчино (которое с этого времени стало называться Петровское-Разумовское), Троицкое-Лыково и квартал домов в самой столице, и вдобавок около 50 сундуков и ларей с добром, подробно описанных в «рядной записи», составили приданное сказочной невесты и переходили во владение сына простой казачки, получившего также специально для него восстановленную должность Малороссийского гетмана со столицей в Глухове. В нарышкинских ларях помещались драгоценности, серебро, меха, парча, конские уборы, седла и «наперсти», книги, гравюры и особенно ценившиеся разнообразные редкости, вроде «медного рога для глухого человека».

Так в 1746 году Троицкое-Лыково обрело новых хозяев.

5 июня и 24 июля 1750 г. императрица подписала ряд указов, в которых утверждалось избрание К. Г. Разумовского гетманом, жаловались ему «на уряд» прежние гетманские местности, состоявшие между прочим из городов Батурина, Ямполя и Почепа с уездами.

Гетманство Разумовского ознаменовалось для Малороссии многими полезными событиями: избавлением украинцев от тягостных крепостных работ, внутренних пошлин и разных сборов, разорительных для народа; разрешением свободной торговли между Великой и Малой Россией, уничтожением таможен, табачного и других откупов, стеснявших промышленность; ограничением винокурения, истреблявшего леса и задерживавшего развитие земледелия и скотоводства; введением различных мер для уменьшения бродяжничества, уравнением украинских чинов с великорусскими; восстановлением «земских» и «городских» судов. В пользу нежданно-негаданно появившегося в русской государственной жизни Малороссийского гетмана говорило также и то, что он, как человек веселый и остроумный, иронически относился ко всем свалившимся на него знакам отличия, видя в них случайные, а не действительные свои заслуги.

Многочисленные и не слишком старательно скрываемые любовные похождения не мешали К. Г. Разумовскому быть заботливым отцом многочисленного семейства: они с Е. И. Нарышкиной были родителями шестерых сыновей и пяти дочерей, отличавшихся редким, даже по тем временам, высокомерием и спесивостью. Попытки гетмана образумить свое потомство оказывались тщетными, а от одного из сыновей он получил широко повторявшийся современниками ответ: «Между нами громадная разница: вы - сын простого казака, а я - сын русского фельдмаршала». Этим высоким воинским званием К. Г. Разумовский был награжден пришедшей к власти (не без помощи заговорщиков, среди которых был и он) Екатериной II, испытывавшей к нему известную слабость. Отсюда характеристика из екатерининских записок: «Он был хорош собой, оригинального ума, очень приятен в обращении, и умом несравненно превосходил своего брата, который также был красавец».

За помощь в восхождении на престол императрица щедро наградила своих сторонников - граф К. Г. Разумовский был пожалован в сенаторы и генерал-адъюнкты со значительной прибавкой к получаемому жалованию. Екатерина оказывала ему полное доверие и поручала дела особой важности. К сожалению, это продолжалось недолго. Г. Н. Теплов, многолетний советник и помощник гетмана, понимая, что звезда Разумовского закатывается, изменил своему покровителю, перейдя на сторону неприятелей. Он беспрестанно докладывал государыне о делах в знакомой ему Малороссии, показывал ей опасность, грозившую России от замыслов гетмана и волнений на Украине, и успел совершенно восстановить ее против Разумовского. Екатерина, крайне ревнивая ко всему, что касалось верховной власти, потребовала от Разумовского прошения об увольнении от звания гетмана. Чин фельдмаршала должен был заменить ему сан и власть гетмана, послужить утешением. Но бывший гетман глубоко переживал произошедшее, тут же отпросился за границу и провел там несколько лет, стараясь заглушить обиду.

1771 год был самым скорбным для графа Кирилла Григорьевича. 6 июня скончался в своем Аничковом дворце его старший брат Алексей Григорьевич, а через несколько дней после этого умирает жена, графиня Екатерина Ивановна, в возрасте 40 лет. К. Г. Разумовский получил от брата огромное наследство, удвоившее его и без того значительное состояние, которое заключалось теперь, кроме движимого имущества и домов, в 100 тысячах с лишним душ крестьян. Когда сыновья подросли, окончили воспитание и поступили на службу, он переехал на жительство в Москву. Но все последние годы его тянуло на родину. В 1791 году он поселился в Батурине и с увлечением предался своей страсти к постройкам.

Занимаясь украшением своих имений, Разумовский не забывал и усовершенствований своего хозяйства. В 1797 г. он выписал с заводов князя Лихтенштейна испанских овец и таким образом может считаться одним из первых основателей овцеводства в России; разводил шелковицу, выписывал машины, заводил мельницы, свечные фабрики и прочее. Существует предание, что Разумовский первым развел в Малороссии пирамидальные тополя. Крестьяне боготворили имя фельдмаршала Разумовского.

Из Батурина Кирилл Григорьевич приветствовал восшествие на престол Александра I. Государь отвечал ему следующим рескриптом: «Граф Кирилл Григорьевич! Прослужив верно и ревностно то-ликим монархам, нося и оправдывая на себе их милости, вы имеете все право наслаждаться в недре вашего покоя всеобщим уважением и моим благоволением". Но недолго еще пришлось графу Разумовскому пользоваться человеческими почестями. Слабея с каждым днем все более и более, он тихо окончил жизнь свою 9 января 1803 г. в возрасте 75 лет и был погребен в трапезной построенной им батуринской церкви.

Граф Кирилл Григорьевич Разумовский принадлежит, бесспорно, к числу замечательных личностей XVIII столетия. Занимая высшие государственные должности, заслужив дружбу и расположение нескольких государей, безотчетно управляя обширным краем, он никогда не забывал своего низкого происхождения и в душе оставался всегда простым русским человеком.

В 1784 г. К. Г. Разумовский подает прошение императрице Екатерине II о разделе имения, «...имею я детей, рожденных с покойной женой моей Катериной Ивановной роду Нарышкиных сыновей графов: Алексея, Петра, Андрея, Льва, Григория, Ивана; графинь: Наталью, что ныне за Николаем Александровичем Загряжским, Елизавету, что за графом Петром Федоровичем Апраксиным, Анну, что за Василием Семеновичем Васильчиковым, Прасковью, что за Иваном Васильевичем Чудовичем... Из имения покойной жены моей во владении и распоряжении моем село Троицкое с присудными деревнями, село Петровское и Черкизово также с деревнями и подмосковное село Поливаново с деревнями. Всего 1763 души, которые и полагаю в разделе: Троицкое - графу Андрею, Петровское - графу Льву, Черкизово - графу Григорию, Поливаново - графу Ивану... на третью часть -графу Андрею: подмосковное село Троицкое с деревнями - 649 душ. Кирилл Разумовский».

Таким образом, с 1784 г. село Троице-Лыково с окружающими деревнями переходит во владение Андрея Кирилловича Разумовского, который родился в Глухове 22 октября 1752 г. По данным межевания, проведенного в 1766 г., во владении хозяев было около 700 душ крестьян, 2320 десятин и 1921 сажени земли.

Велики заслуги Андрея Кирилловича Разумовского перед Отечеством. На 12-м году жизни он был уже мичманом, служил в английском флоте. Позже командовал фрегатом «Екатерина», в 23 года, в 1775 г., получил чин генерал-майора. Дипломатическая карьера Андрея Кирилловича началась в 1776 г., когда он был определен Полномочным Министром в Венецию; с 1778 по 1783 г. служил в Неаполе, в 1786 г. пожалован чрезвычайным посланником и Полномочным Министром в Швецию с чином тайного советника. В 37 лет стал чрезвычайным и полномочным послом в Вене, до 1792 г. в качестве помощника посла князя Д. М. Голицына участвовал в подготовке «окончательного (1795 г.) раздела остальных частей Польши между Россией, Австрией и Пруссией...»; склонил Венский кабинет к удержанию опасных для Европы завоеваний Французской Республики «посредством соединения австрийских сил с русскими».

Граф А. К. Разумовский подписал 18-30 мая 1814 года в Париже «мирный договор» с Францией, 1-13 марта 1815 года - Декларацию против Наполеона по случаю его бегства с острова Эльба; 21 апреля - 3 мая - трактаты между Россией и Австрией, Россией и Пруссией о присоединении к нашему государству Варшавского герцогства, переименованного в Царство Польское; подписал 8-20 ноября мирный договор, установленный Францией с Россией, Австрией, Великобританией и Пруссией, которым «первая держава обязалась заплатить союзникам 700 млн. франков».

За эти труды ему в 1815 г. было пожаловано княжеское достоинство с титулом светлости, ав 1819 г. он получил чин действительного тайного советника 1-го класса. После Венского конгресса Разумовский вел частную жизнь за границей, преимущественно в Вене, где и умер 11 сентября 1836 г. Андрей Кириллович был женат на графине Елизавете ТунТбгенштейн, затем на графине Константине Доменике Тюр-гейм, но детей не имел.

Он был другом Гайдна и Бетховена, сам хорошо играл на скрипке. Его дворец был настоящим « храмом искусств », его библиотека и оранжереи поражали всякого своим богатством. Забыв, что его отец был пастухом, прежде чем стать гетманом и фельдмаршалом, Разумовский считал себя чистокровным аристократом и находил для себя достойным и уместным лишь общество «маркизов и шевалье». Расточительность его не знала пределов. Его знаменитая «гардероба» насчитывала несколько сот жилетов. Его дворец в Вене с нарочно построенным мостом через Дунай стоил громадных денег.

Да и всегдашняя страсть к «прекрасному полу» требовала все больших средств. И действительный тайный советник, сенатор и кавалер граф А. К. Разумовский берет 14 марта 1804 г. у Санкт-Петербургского Опекунского Совета «заем в 60 тысяч рублей под залог разного недвижимого своего имения, в том числе Московской губернии и округи в селе Троицком 168, в деревне Острогиной 24, Мякининой 60, Луки 44, Рублевой 52, Черепковой 130, итого мужеска пола 695 душ». Но выкупить залог граф не смог, и село Троицкое с деревнями пришлось отдать за долги.

Естественно, что долгая жизнь за границей и частые разъезды не позволяли А. К. Разумовскому уделять достаточно внимания усадьбе, и за время владения больших перемен в селе не произошло. Но, возможно, именно постоянное отсутствие хозяев облегчало положение крестьян, которые имели большую свободу без хозяйского глаза. С 1766 по 1800 годы в селе Троицком-Лыкове количество дворов увеличилось с 36 до 62, а население, несмотря на жестокую эпидемию 1771 г., возросло с 273 до 339 человек. В Экономических примечаниях 1800 года говорится о них: «Крестьяне многие имеют торг в Москве в Охотном ряду и торгуют певчими птицами. Другие гоняли лес по Москве-реке. Состояния значительного. Женщины плетут кружева простые, другие вяжут колпаки, чулки».

Часть усадебной пашенной и сенокосной земли принадлежала церквам - Троицкой и Успенской. По Генеральному межеванию за ними «числилось 34 десятины и 2394 сажени, а 19 ноября 1836г. была прирезана еще одна десятина с четвертью в урочище, называемом Подза-резы ». Находились эти земли с 1799г. « во владении у приходских людей, которые священнослужителям платят за владение по 400 рублей ежегодно».

Любопытно переплелись судьбы людей - хозяев этого села. Первая общая ниточка между хозяевами села Троицкого-Лыкова связывает Ивана Кирилловича Нарышкина с Прасковьей Алексеевной Лыковой. Может быть, благодаря этому браку вотчинные земли, в которые входило Троицкое, перешли во владение к Нарышкиным. Еще более тесная связь между Нарышкиными и Разумовскими - брак между К. Г. Разумовским и Е. И. Нарышкиной - племянницей Петра I, и брак между Львом Александровичем Нарышкиным и Марией Осиповной Закревской - племянницей графа К. Г. Разумовского.

К сожалению, род Разумовских, в отличие от семейства Нарышкиных, процветающих по сей день, утратил свои корни в середине XVIII века, и в наши дни прямых потомков Разумовских нет. Однако Разумовские оставили свой значительный след в истории, и не только своими великими поступками во благо России, но и имея такое дивное село Троицкое-Лыково, которое является маленьким зеркальным отражением громадной истории земли русской.




© Портал района Строгино
Обратная связь    Реклама    Дизайн