На главную
 Реклама на сайте

Нарышкины

Пожалуй, одна из наиболее сложных проблем в краеведческих исследованиях - разобраться в сложнейшей последовательности передачи земель и усадеб от одних владельцев к другим. Еще более головоломная проблема - составить полное родословное древо старых родов, включая их не самых известных представителей, а также проследить их переплетение.

После кончины в 1646 году Бориса Михайловича Лыкова его вотчина поступает в дворцовое ведомство на целых 44 года. Возможно, что селом Троицким-Лыковым какое-то время владел родной брат матери Петра I Иван Кириллович Нарышкин, сочетавшийся браком с княжною Прасковьей Алексеевной Лыковой, который, надо полагать, получил в приданое это поместье. Во время Стрелецкого бунта, бедственного для Нарышкиных, Иван Кириллович был зверски убит 15 мая 1682 г. Но в подписи на постной триоди, данной в церковь в 1689 г. по указу государеву, село это названо уже государевым дворцовым Троицким селом.

Давались земли из Дворцового приказа скупо и редко, но в 1690 г. речь шла о Нарышкиных - не только родственниках молодого царя, но прежде всего партии, которая могла помочь ему удержаться у власти, несмотря на неизменное сопротивление родственников первой жены царя Алексея Михайловича - Милославских, а также царевны Софьи и ее сторонников.

Поэтому сразу же после лишения правительницы власти именно из дворцового приказа братья царицы Натальи Кирилловны, будущей матери Петра I, получили из дворцового ведомства в вотчинное владение села: Лев Кириллович - Фили, Чашниково и Черкизово; Мар-темьян Кириллович - село Троицкое-Лыково с деревнями Черепково, Рублево, Луки (два года спустя, в 1692 г., Мартемьян Кириллович добавил к ним деревни Острогино да Мякинино); Федор Кириллович получает село Медведково. Дворянский род Нарышкиных в старой допетровской Руси не отличался особенной древностью или знатностью и возвысился лишь в XVII веке. Таким образом, недавние средней руки служилые дворяне сразу становятся крупнейшими землевладельцами, да еще на особо ценных подмосковных землях.

О происхождении фамилии и рода Нарышкиных существует несколько различных мнений. По словам самих Нарышкиных, «.. .в росписи, поданной ими в Разряд, сказано, что они выехали из Крыма в 1465 году и название приняли от предка, прозывавшегося Нарышка» (7). Князь П. В. Долгоруков - составитель книги «Российские родословные» считает, что у рода Нарышкиных первоначально была фамилия Ярышкиных и «...лишь в 1670 году, когда царь Алексей Михайлович женился на Наталье Кирилловне, дочери Кириллы Полу-эктовича Нарышкина (а по Долгорукову - Ярышкина), Кирилла По-луэктович испросил дозволение для себя и своих предков, родственников называться Нарышкиными...».

Самой древней и более-менее известной нам фигурой рода Нарышкиных стал Иван Иванович Нарышкин, убитый в 1552 году в одном из походов русских войск против Казанского ханства, которые предпринимались с целью прекращения татарских набегов на русские земли (в результате этих походов, длившихся с 1545 по 1552 гг., Казанское ханство было ликвидировано и Среднее Поволжье присоединено к России). У Ивана Ивановича было два сына: Полуэкт и Фома. Полу-экт оставил после себя двух наследников: Федора и Кирилла (отца царевны Натальи Кирилловны, ее сестры и пяти братьев).

Наталья Кирилловна Нарышкина родилась 22 августа 1651 года в семье небогатого дворянина Кирилла Полуэктовича Нарышкина и его жены Анны Леонтьевны (урожденной Леонтьевой). Маленькой девочкой она была отдана на воспитание другу и родственнику семьи, думному дворянину, начальнику Посольского и Малороссийского приказов Артамону Сергеевичу Матвееву. 1669 год был несчастным годом для царской семьи. 2 марта скончалась нежно любимая первая супруга царя Алексея Михайловича Мария Ильинична (Милославская), через три месяца - царевич Симеон, а еще через несколько месяцев -царевич Алексий. Сильно затосковал царь в своем одиночестве. В это тяжелое время государь особенно сблизился с А. С. Матвеевым, запросто захаживая к своему любимцу.

Артамон Матвеев был человеком очень необычным для своего времени. Завзятый театрал, познакомивший Московский двор с невиданным до тех пор искусством; любитель музыки, державший на западный манер большой музыкальный ансамбль; библиофил с немалой библиотекой на разных языках. Жена его - Евдокия Григорьевна Гамильтон - была из семьи шотландцев-датчан, еще во времена Ивана Грозного обосновавшейся в Москве. Она получила неплохое образование (особенно для русской женщины тех лет), действительно знала иностранные языки и с детства была приучена к западному домашнему обиходу в такой же мере, как и к русскому. Она не признавала распорядка жизни, принятого тогда в русских домах, и, выходя к гостям, спокойно вела беседу среди мужчин. Неудивительно, что так же была воспитана в матвеевском доме будущая царица Наталья Кирилловна, перед которой не смог устоять немолодой уже и окруженный взрослыми детьми вдовец-царь.

Однажды, навестив А. С. Матвеева, царь увидел в его доме Наталью Кирилловну, которая была уже в возрасте невесты. По описанию Рейменфельса, два раза видевшего Наталью Кирилловну, это была «женщина в самых цветущих летах, росту величавого, с черными глазами навыкат, лицо приятное, рот круглый, чело высокое, во всех членах тела изящная соразмерность; голос звонкий и приятный, манеры самые грациозные». Очень приглянулась она государю, но обычай выбора невесты и на этот раз был соблюден. В конце 1669 года были собраны девицы в Москву на смотрины, и невестою была объявлена Наталья Кирилловна.

22 января 1671 года в Успенском соборе Московского Кремля совершилось бракосочетание Алексея Михайловича и Натальи Кирилловны, которой было тогда 20 лет. И сразу на нее свалилась непременная забота о шести падчерицах и двух пасынках. Надо отметить, что дочери царя от первого брака были почти ровесницами своей мачехи - одна была старше молодой царицы на 1,5 года, а другая - младше на год. К приемным детям она относилась незлобно. У нее им дозволялось то, чего нельзя было делать у родной матери (памятуя свою жизнь в доме А. С. Матвеева, царица позволяла детям больше свободы в действиях и развлечениях).

30 мая 1672 г. у Натальи Кирилловны родился первенец царевич Петр. Обрадованный царь в тот же день пожаловал своему тестю Кириллу Полуэктовичу Нарышкину высокий титул окольничего. После Петра у царской четы родились две дочки: Наталья и Феодора. Слава, известность и, естественно, богатство пришли к Нарышкиным после вступления их рода в члены царской семьи. С этого момента Нарышкины становятся одной из знаменитейших дворянских фамилий России. Имена Нарышкиных появляются среди людей, к которым благоволит царь, но которых ненавидят стрельцы. Нарышкины то приближаются к первым местам в ряду знати России, то отходят на задний план политической борьбы. В страшные дни Стрелецкого бунта Наталья Кирилловна теряет двух братьев, Ивана и Афанасия, а также любимого воспитателя своего А. С. Матвеева.

И вот 1 сентября 1690 года за Мартемьяном Кирилловичем Нарышкиным утверждены отказною книгою деревни Черепково, Рублево, Троицкое. В приходной книге Патриаршего казенного приказа за 1693 год под статьей о Троицкой церкви отмечено: «сию церковь впредь писать в вотчине за боярином Мартемьяном Кирилловичем Нарышкиным, а прежде село было Великого Государя Дворцовое. Дани 120 алтын 5 денег да езда гривна». 11 января 1698 года по Именному Указу село Троицкое-Лыково с деревнями отдано во владение боярину Льву Кирилловичу Нарышкину с его матерью, вдовою боярыней Анной Леонтьевной (матерью царицы Натальи Кирилловны).

Обосновавшись в селе Троицком-Лыкове, в 1698 г. они решают построить парадный каменный храм на месте старой деревянной церкви, поставленной здесь еще Б. М. Лыковым. Для этого деревянную церковь очень осторожно и бережно разбирают и переносят в глубину сада на новое место, где и освящают во имя Успения Пресвятой Богородицы (она простояла 238 лет и сгорела в 1936 году). А на прежнем высоком месте над Москвой-рекой подсыпается песчаный холм, чтобы храм стоял выше и был виден издалека, и земля освящается под строительство новой, еще невиданной москвичами чудной церкви во имя Живоначальной Троицы. (Этот храм изначально планировался как летний, то есть не отапливался, и был открыт от весеннего праздника Святой Троицы до осеннего праздника Покрова. Ныне это так называемый летний храм в глубине парка.)

Строительство нового храма поручается крепостному мастеру окольничего М. Ю. Татищева - Якову Бухвостову. Это был признанный зодчий, который создал целый ряд значительных архитектурных сооружений. На имена строителей храма указывает запись в синодике церкви: «Михаила, да Митрофана, да Якова, их господина». Следовательно, его строила та же артель, что и Спасскую церковь в Уборах, - Михаил Тимофеев и Митрофан Семенов во главе с Яковом Бухвостовым.

Существует легенда о том, что в день закладки новой церкви на торжество были приглашены племянник Льва Кирилловича - царь Петр I» и его мать Наталья Кирилловна. В знак уважения к дяде Петр I согласился заложить камень в основание будущего храма.

Воссоединение Украины с Россией способствовало проникновению в архитектуру и искусство Москвы южных мотивов, заимствованию многих элементов украинского зодчества для применения в декоративном убранстве строившихся церквей. Особенность этого стиля состоит в том, что впервые во внешнем и внутреннем убранстве церквей появились изображения (в резьбе по камню и дереву) винограда, ананасов, гранатов и других растительных орнаментов. Первые постройки в таком обновленном стиле ставятся в подмосковных имениях Нарышкиных по их заказу, а потому подобное направление в зодчестве стало называться «Нарышкинским» или «Московским барокко». Семья Нарышкиных в течение 90-х годов XVII в. построила целый ряд превосходных зданий подобного рода: Спаса в Уборах, Знамения на Шереметевом дворе, церковь Покрова в Филях. Троицкая домовая церковь была выстроена в том же стиле.

Храм имеет невысокий подклет в виде террасы-гульбища. К трем дверям ведут широкие лестницы. Центральный кубический объем здания увенчан крупным восьмериком, на котором высятся еще два, образующие башню с куполом. Центральный четверик с востока и с запада обрамлен симметричными полукружиями алтаря и придела, которые также несут главы, поставленные на двухъярусные подымающиеся восьмерики. Главы ориентированы с запада на восток, как это было принято в украинском зодчестве. Этот прием увеличил стройность архитектурных форм храма, подчеркнул башнеобразный характер его главного объема.

Изысканное сочетание кирпича и белокаменной резьбы придает храму особое изящество. С богатством белокаменной резьбы перекликается прорезной и кованый металл ажурных подзоров и крестов. Двери и ставни окон по-старинному обшивались железом и укреплялись полосовым железом, которое образовывало крупную сетку с квадратными ячейками. На пересечении полос набивались розетки в виде цветка. Богатейшему впечатлению способствуют не только не знающие себе равных ажурные золоченые кресты, но и роскошная внутренняя отделка.

Удивительно тонкое белокаменное кружево внешнего декора церкви словно продолжается в оформлении внутренних галерей с резными деревянными балюстрадами и наличниками, расположенными в стенах на уровне хоров. Стены внутри храма, прорезанные переходами и лестницами, ведущими на хоры, были окрашены в алый цвет, что выгодно оттеняло золоченый, с пышной резьбой девятиярусный иконостас. Декоративной золоченой резьбой были украшены и ребра несущих арок, и обрамление оконных проемов, и ложа владельца храма на западной стене. Как внешний облик, так и внутреннее убранство храма представляют собой замечательный образец искусства российских зодчих. Строительство было заверщено в 1704 году, и в этом же году церковь была освящена.

Эта домовая церковь стала известна в литературе как памятник архитектуры, который искусствовед В. Н. Подключников сравнивает с драгоценностью, усыпанной бисером, обтянутой золотыми нитями, сверкающей и переливающейся в лучах солнца, - так велико ее декоративное богатство. Это один из последних памятников древней Руси и может быть с полным правом назван его «лебединой песней».

Село Троицкое-Лыково становилось крупным центром всей местности. В переписных книгах 1704 года значится: «За боярином Львом Кирилловичем Нарышкиным село Троицкое на Москве-реке, а в селе церковь каменная во имя Живоначальной Троицы, да другая церковь деревянная во имя Успения Пресвятой Богородицы, да в селе двор боярский, двор приказчика, двор конюшенный, двор скотный, двор птичий; людей в них 19 человек и 33 двора крестьянских, в них 105 человек. Да еще деревни Черепково, Рублево, Мякинино, Мерки да Ост-рогино с часовнею на старом кладбище».

После смерти Л. К. Нарышкина село Троицкое-Лыково должно было перейти во владение Натальи Мартемьяновны - племянницы Льва Кирилловича, но, предвидя близкую кончину, она составляет завещание о разделе своих имений, которое было утверждено государем. По этому завещанию село Троицкое-Лыково с деревнями переходит сыновьям боярина Льва Кирилловича. Однако из-за малолетства братьев вотчина тогда не была поделена и долго оставалась в общем владении. Лишь в 1732 году братья Нарышкины разделили между собой свои недвижимые имения. «Лета 1732 января 31 дня тайный советник и коммерц-коллегии президент Александр Львович с братом своим родным от флота капитаном Иваном Львовичем сыном Нарышкиным учинили между собой полюбовный раздел в том, что в прошлом 1705 году блаженныя памяти отец наш, боярин Лев Кириллович Нарышкин, при животе своем, определил нам недвижимое свое имение... да брату моему Ивану Львовичу в Московском уезде село Черкизово... деревня Пскове, село Троицкое, деревня Черепково, деревня Рублево, деревня Луки, деревня Острогино, деревня Мякинино...».

Долгие годы имение Троицкое-Лыково принадлежало клану Нарышкиных. Последней из этого рода хозяйкой в 1749 г. стала Екатерина Ивановна Нарышкина - двоюродная племянница Петра I. После свадьбы в качестве приданого она дарит имение своему мужу - Кириллу Григорье-ИЧУ Разумовскому. И с этого момента у села снова меняются хозяева.




© Портал района Строгино
Обратная связь    Реклама    Дизайн