На главную
 Реклама на сайте

Купеческий род Карзинкиных

Московский купеческий род Карзинкиных известен с начала XIX века в торговле, в основном чаем и сахаром. Иван Андреевич Карзинкин - Почетный гражданин (это означало то, что к этому времени он пробыл беспорочно в 1-й купеческой гильдии десять лет) -в 1857 году покупает «Ярославскую Большую мануфактуру» и сразу же строит новую фабрику на 40 тысяч веретен, постоянно увеличивая ее мощность.

18 декабря 1887 г. была Высочайше утверждена организация Тор-гово-Промышленного товарищества "Ярославской Большой мануфактуры", основными владельцами которой оставались члены большой семьи Карзинкиных, хотя среди совладельцев в разные годы были и другие купеческие фамилии: Н. В. Скобеев, А. Ф. Грязнов, С. А. Федоров, Н. В. Игумнов (13). В начале 1914 г. товарищество мануфактуры имело 309.945 прядильных и 10.804 крутильных веретен при 1912 ткацких станках. По количеству веретен прядильная фабрика занимает 2-е место в России. Годовая выработка пряжи около 850 тысяч пудов, а тканей около 500 миллионов аршин стоимостью приблизительно 18 миллионов рублей. Число рабочих доходит до 11.300 человек.

Первые годы «Ярославская Большая мануфактура», как и все тогдашние русские фабрики, работала на иностранных хлопках, по преимуществу американских. Но после присоединения к России Туркестанского края и покорения Хивы (в 1873г.) Товарищество сразу начало применять у себя на фабриках среднеазиатский хлопок, для чего завязало непосредственные отношения с торговцами в Хиве, Бухаре, Ташкенте, Коканде. Это была первая в России попытка создания крупнейшего «отраслевого» дела с собственными хлопковыми плантациями, сетью хлопкоочистительных заводов, контор, покупных и складовых пунктов, а также всей цепочки переработки хлопкового сырья.

И. И. Карзинкин - сын основателя "Ярославской Большой мануфактуры" - основал рядом с Ярославлем на реке Которосли совместно с купцом П. Г. Шелапутиным «Торгово-промышленное товарищество Ярославской Большой мануфактуры бумажных изделий. Позже Товарищества докупали земли, дома, лесные участки, в результате чего оказались владельцами чуть ли не значительной части Ярославской губернии. В Москве И. И. Карзинкин в Старом Гостином дворе имел два магазина, в которых основал торговлю чаем. С 1873 года он служил выборным от московского купечества, а в 1876 году был назначен экспертом в Московской таможне по определению качества чая, нередко контрабандой попадавшего в столицу.

После смерти И. И. Карзинкина дело продолжали его племянник Андрей Александрович Карзинкин, его внук Сергей Сергеевич Кар-зинкин и Николай Васильевич Игумнов.

Городская квартира Карзинкиных находилась в центре Москвы « в Мясницкой части 3-го квартала, в приходе церкви святых Косьмы и Дамиана на Покровке». Немалые деньги приносили семье и так называемые доходные дома, расположенные в центре города в Тверской части.

Вступив во владение усадьбой Троицкое-Лыково, И. И. Карзинкин немедленно принял все меры к сохранению древнего (еще Лыковского) деревянного храма во имя Успения Пресвятой Богородицы, которому грозило полное разрушение. Понимая значение храма не только как места религиозных отправлений прихожан, но и памятника архитектуры, он начинает хлопотать о ремонте церкви. Но, к сожалению, смерть 22 января 1879 года не позволила ему привести в исполнение свои начинания. Эстафету подхватил его сын - Сергей Иванович Карзинкин (1847- 1886 г.), женатый на Юлии Матвеевне (урожденной Королевой).

Сергей Иванович продолжает все дела, начатые отцом, но торгует чаем и сахаром в Старом Гостином дворе на Варварке уже под вывес-кой фирмы «Иван Карзинкин - наследник и К» . В то же время он состоит сотрудником Пречистенского отделения попечительства и заведующим хозяйственной частью при Александро-Мариинском училище, а с 1879 года (плюс к этому) - членом Совета Московской глазной больницы. Много усилий Сергей Иванович прилагает к восстановлению деревянной церкви и поддержанию в должном состоянии двух каменных храмов - Троицкого (который возвели Нарышкины) и Успенского (поставленного Бутурлиным).

Очень сложны и хлопотны были работы по реставрации храмов, не говоря уже о значительных потребных денежных средствах. И, конечно, больше всего забот требовала деревянная, почти 200-летняя церковь. Надо было подвести под цоколь каменный фундамент, «вывесить» ее, т. к. она значительно покосилась на бок, переменить в ней немало гнилых бревен, ради сохранения здания обшить тесом снаружи, окрасить, покрыть железом, водрузить новый крест и т. д. Внутренний ремонт церкви касался переделки в ней пола, устройства нового престола и жертвенника, реставрации иконостаса, а сверх того надо было снабдить эту церковь утварью... Но и Сергею Ивановичу не суждено было завершить еще отцом начатые работы, т. к. 30 апреля 1886 года совсем еще молодым (ему было лишь 39 лет) он умирает. Похоронили его в усадьбе рядом с Троицким храмом.

Огромная тяжесть всех забот падает на плечи 38-летней вдовы его -Юлии Матвеевны. Кроме всех проблем с поддержанием финансовых семейных операций, продолжения дела мужа и контроля за торговлей в Гостином дворе, она, теперь уже одна, должна была заботиться об... одиннадцати детях, младшему из которых был лишь год и семь месяцев.

Но, несмотря на огромное горе, свалившееся на нее, Юлия Матвеевна завершила 10-летние работы по реставрации деревянной церкви Успения Пресвятой Богородицы, и 4 октября 1886 года произошло освящение вновь открытого храма. "Московские Церковные ведомости» писали: «Особенное внимание обращают на себя здесь паникадила и подсвечники, устроенные из дерева прекрасной токарной работы. Вообще мысль, которая имелась при возобновлении Успенского храма, - сохранить его как памятник, особенно дорогой по многим причинам местным крестьянам, проглядывает во всех подробностях обстановки храма и выдержана с достаточной полнотой и рельефностью. Ведь это храм, где в прежние времена молились их отцы и деды».

Через год, в 1887 году, Юлия Матвеевна оплачивает свое купеческое свидетельство и достойно заменяет мужа, получив титул «потомственной Почетной гражданки» и все состояние мужа. Она имеет «жительство в Мясницкой части 2-го участка на Покровке, где в доме своем торгует чаем и сахаром». Здесь же, при доме, имелся и склад товаров.

А «3 октября 1891 г. в селе Троицкое-Лыково Хорошевской волости, под Москвой, - писали «Церковные ведомости», - произошло открытие лечебницы для приходящих больных близлежащих сел и деревень. Это доброе дело всецело принадлежит Ю. М. Карзинкиной, вдове потомственного Почетного гражданина С. И. Карзинкина, главы известной фирмы чайной торговли, умершего 5 лет назад. Ю. М. Карзинкина, отличавшаяся и ранее многими добродетелями, почтила день памяти ее покойного мужа основанием лечебницы. Больница находится в сосновом парке... Доктор будет принимать приходящих больных 2 раза в неделю, здесь же будут отпускаться бесплатные лекарства».

Летом 1892 года в Подмосковье появились случаи азиатской холеры, и Юлия Матвеевна приносит в храм Успения «...икону Святого Великомученика Пантелеймона (размер 1 аршин 10 вершков), написанную на горе Афонской и украшенную сребропозлащенною ризою, эмалью и драгоценными камнями». Стоимость иконы превышала 2000 рублей. «18 октября 1892 года в храме Успения Пресвятой Богородицы при многочисленном стечении молящихся происходило торжественное освящение иконы в благодарность Богу за избавление нашей местности от угрожавшей страшной болезни», - сообщали «Московские новости».

В самой усадьбе велось большое строительство. На самом обрыве над Москвой-рекой строится огромный 3-этажный дом с двумя пристройками, которые расходились влево и вправо от главного здания. В доме было 47 комнат, всегда заполненных гостями и странниками. Очень много сил и внимания требовала к себе и усадьба. Хотя, кажется, и не очень далеко от Москвы, да 12 верст - тоже дорога. Еще содержали Карзинкины и переправы через реку, а также паром, лодки и перевозчиков. Можно подъехать по Ильинскому шоссе - оно всего в четырех верстах, а потом переправиться через реку на пароме или лодке и подняться на крутой берег - и дома!

Угодья усадьбы довольно обширные, но в аренду ничего не сдается, разве иногда остатки сенокоса по болотам или кусты (тальник) для корзин срезать позволяли местным крестьянам. Сажали картофель, капусту, лук, свеклу; сеяли рожь, овес да гречиху, но из продуктов полеводства ничего не продается - все расходуется на огромную семью. Лес никогда не рубили, «так как особенной надобности нет», а для отопления, если не хватало валежника, немного прикупали дров.

Кроме дома, флигелей и сараев, в усадьбе были еще конюшни, свинарник, птичник, овчарня, скотный двор, кузница с мастерской и водокачкой, каретный сарай, зернохранилище, амбар с подвалом, баня деревянная, оранжерея каменная, а при ней лабаз и теплица и даже биологическая станция. В Троицком-Лыкове-Бутурлине тогда было земское училище, конный завод, лавка, трактир и 88 дворов, мужского пола 371 и женского 397 душ. Карзинкины, обосновавшись в подмосковном селе надолго, решили и имение назвать по-своему -«Карзинкино», и почти полвека соперничали два названия усадьбы - старое и новое, причем на картах и путеводителях они часто сменяли друг друга.

В 1899 году старший сын Юлии Матвеевны - Сергей Сергеевич женился на Елизавете Васильевне Сидневой и принял на себя все заботы об усадьбе. Он был купцом 2-й гильдии, потомственным Почетным гражданином, имел собственный дом на Маросейке во 2-м участке Мясницкой части, вел торговлю в фирме «С. С. Карзинкин, М. В. Селиванов и К», которая содержала гостиницу и ресторан в Тверской части, во 2-м участке на Воскресенской площади, в доме Карзинки-ных (на месте сегодняшней гостиницы «Москва»).

Кроме церквей и амбулатории, семья Карзинкиных содержала в Троицком школу, а дочь Сергея Сергеевича - Мария Сергеевна учительствовала в ней. Людям, работавшим у Карзинкиных, при вступлении в брак оказывали помощь при постройке дома и давали приданое. Сергей Сергеевич помогал деньгами и тем крестьянам, у которых случилась беда: пала корова или лошадь. Он взял на себя и обязанности церковного старосты Успенской церкви, следя за сохранностью церковного имущества.

А село становилось все больше. К 1904 году в 125 избах проживало 610 человек.

В 1901 году, отметив 50-летие постройки и через 15 лет после реставрации Успенского храма, Юлия Матвеевна затевает новые работы по его расширению. Решено было увеличить трапезную и над ней устроить два придела: во имя Казанской Божией Матери и Святого мученика Сергия. Работы велись по плану архитектора Кулагина, и 23 ноября 1902 года произошло освящение древней церкви.

К этому дню «был заново вызолочен иконостас, все иконы отреставрированы известным художником Софиновым, утварь заново отделана и приобретено много новой утвари, повешены два новых, редкостных по красоте хрустальных паникадила, сделаны замечательные по рисунку мозаичные полы, проведено пароводяное отопление. Над трапезной высится чудная, изящная колокольня, а над ней устроен подобранный по тонам гармоничный звон весом около 600 пудов завода Финляндского», - восторженно писали «Московские церковные ведомости» осенью 1902 года. А 19 октября 1904 года тот же источник сообщает, что в Успенском храме Троицкого-Лыкова «сегодня был освящен придел в честь иконы Казанской Божией Матери, сооруженный усердием владелицы этого имения госпожи Карзинки-ной. Вновь освященный придел помещается в теплой Успенской церкви, на хорах, с южной стороны, отделан внутри весьма благолепно. Иконостас художественно исполнен из дуба. Ко дню освящения госпожою Карзинкиной пожертвована была ценная утварь и облачения».

Открыла Юлия Матвеевна при Троицкой церкви на собственные средства и богадельню для престарелых обоего пола. По «Ведомости о благотворительных заведениях, находящихся в приходе церквей Благочиния 5-го округа Московского уезда за 1913 г.», в общине проживало 111 человек (34 муж. и 77 жен.) из местного прихода и из отдаленных мест. В своем особняке Юлия Матвеевна создает домовую церковь с дивной красоты росписью, а затем, объединив Троицкую и две Успенские церкви, организует на территории собственной усадьбы Свято-Троицкую женскую общину, для чего недалеко от Успенских соборов на свои средства строит двухэтажный «дом с большими квадратными окнами». Сюда Юлия Матвеевна собирает убогих и престарелых со всех окрестностей.

Селяне, конечно, не уходили от таких хозяев, и по описи села Троицкое-Лыково к 1904 г. картина была следующая: в 125 избах проживало 610 чел., из них 269 мужчин и 341 женщина, причем в рабочем возрасте (от 18 до 60 лет) 122 мужчин и в возрасте от 16 до 55 лет 178 женщин. Грамотных мужчин было больше (мужчин 203, а женщин только 88 чел.). Постепенно селяне обзаводились собственным инвентарем: 58 семей имели собственный инструмент для работы, а в 11 семьях был свой плуг. Сеяли рожь, немного овса и ядрицы, много сажали картофеля и капусты, сена накашивали по 65 пудов с душевого надела. Лошадей в селе было немного: на 125 изб 66 лошадей и 8 жеребят. Зато корова почти в каждой избе - 103 головы, а вот коз и свиней в селе не держали совсем.

В107 семьях занимались различным промыслом (188 мужчин и 194 женщины). При этом в селе работали 54 мужчины и 182 женщины, а остальные уходили на промыслы на сторону. Промысел был самый разный: и мужчины, и женщины занимались вязкой платков, носков, рукавиц, скатертей и салфеток, разводили для продажи цветы; были в селе и свои кузнецы, легковые и ломовые извозчики. Многие торговали молоком, всевозможными молочными продуктами и овощами.

Юлия Матвеевна скончалась в 1915 году, завещая детям завершить организацию Свято-Троицкой женской общины, «которая должна быть в центре богоугодных, благотворительных и просветительских дел». Определением Святого Синода от 6-8 февраля 1917 года N720 постановлено: «При селе Троицком-Лыкове Московского уезда учредить женскую общину с наименованием «Свято-Троицкая женская община».

Как видно из документов, владелица имения распорядилась своей собственностью вполне ясно. Общине наряду с ценными бумагами перешло и недвижимое имущество - имение в Хорошевском уезде Московской губернии при селе Троицком-Лыкове. Разумеется, Юлия Матвеевна не могла предвидеть, что спустя всего полгода многое в России переменится.

У Сергея Сергеевича и Елизаветы Васильевны Карзинкиных было 9 детей. Для них в глубине сада был построен отдельный дом по проекту модного и знаменитого тогда архитектора И. П. Ропота (Иванова). Дивный резной дом в псевдорусском стиле простоял до наших дней, но, так и не дождавшись все откладываемой реставрации, сгорел осенью 1990 года.

Карзинкины были образованными людьми, большими поклонниками искусства, музыки и живописи, широко занимались благотворительной деятельностью и являли собой замечательный пример русского меценатства. В парке с тенистыми липовыми аллеями, разбитом ими в имении, бывали братья Васнецовы (и дети играли в сказочных домиках, построенных по эскизам Виктора Васнецова), Третьяковы, Гнесины, а большая семья Шаляпиных гостевала в знаменитой усадьбе на крутом берегу Москвы-реки целыми летними сезонами.

Состояние семьи Карзинкиных было очень большим. Они имели текстильные фабрики, магазины, отары овец, доходные дома, гостиницы (в том числе «Метрополь» и «Гранд-отель» на Воскресенской площади). Они владели жилыми домами в Москве на Большой Никитской, 1-й Мещанской, Покровке, в Столешниковом переулке; имели дома в тех городах, где располагались их фабрики. Но, несмотря на огромное состояние, семья разделяла новые настроения в России. В Троицком часто собиралась революционно настроенная молодежь, Сергей Сергеевич помогал финансово РСДРП, оказывал денежную помощь студентам, российским эмигрантам и революционерам, был знаком и с Лениным.

Семья была очень большая - ведь если у Сергея Ивановича и Юлии Матвеевны было 11 детей, то внуков было уже 23. Конечно, обо всех рассказать невозможно, да и многое пока неизвестно. Одна лишь судьба: один из внуков Юлии Матвеевны - Сергей Иванович - в 1918 году вступил в автороту Красной Армии. В 1927 году он поступает в НАМИ, в 1933 участвует в создании первого советского тяжелого мотоцикла «НАТИ-А750», а после постановки этого мотоцикла в серийное производство на Подольском механическом заводе становится там начальником экспериментального цеха.

В годы Великой Отечественной войны С. И. Карзинкин - организатор мотоциклетных производств в Горьком и Ирбите, с 1943 года -начальник экспериментального отдела в ЦКБ мотоциклостроения. В 1947 году С. И. Карзинкин устанавливает мировой рекорд в классе мотоциклов объемом двигателя до 125 куб. см. Всю жизнь С. И. Карзинкин работал в области мотоцикло-, авто-, двигателестроения и смежных отраслях, является автором многих книг по автомототех-нике.

Некоторые члены семьи Карзинкиных в годы революции эмигрировали, но не забывали Родину. Летом 1991 года, например, родные места посетила одна из внучек Юлии Матвеевны - Антонина Георгиевна Карзинкина.




© Портал района Строгино
Обратная связь    Реклама    Дизайн